«За три года потеряли 40 тысяч», «заработали 45 тысяч»: истории покупки квартиры на дне и пике

0
155

Риелторы говорят: покупать квартиру нужно тогда, когда есть средства и возможности. Потому что жизнь коротка, и жить нормально нужно сейчас, не откладывая комфорт к пенсионным годам. Мы собрали истории людей, которые последовали этому совету: кто-то купил на пике, кто-то на дне цен.

Ольга, которая купила квартиру за 100 тысяч, продала за 60

— Мы с первым мужем разводились, продали недвижимость, в которой жили, и я с двумя детьми искала квартиру. В марте 2014-го купили «двушку» в Сухарево. Со свежим качественным ремонтом, с техникой. Квартира площадью 50,1 квадратного метра обошлась ровно в 100 тысяч долларов. Похожие по площади «двушки» по городу с худшим ремонтом в то время в принципе «стартовали» от 90 тысяч долларов — так что цена этой вполне соответствовала рынку.

Для нас троих «двушки» было достаточно. Но потом я вышла замуж, мы решили рожать третьего ребенка — и нужно было думать о расширении. Подобрали новостройку в Сухарево же — чтобы не переводить детей из школы и спортивных секций.
Новая трехкомнатная квартира без отделки, площадью 88,4 квадратного метра, стоила летом 2016 года 78 тысяч долларов. Некоторые сбережения у нас были, 50 тысяч долларов (в рублях) взяли в кредит под 34% годовых — тогда это была средняя ставка. Брали с расчетом на то, что через несколько месяцев, продав «двушку», погасим кредит: ежемесячный платеж более чем в тысячу долларов в эквиваленте был чем-то запредельным. В апреле 2017-го, как только в «трешке» была сделана отделка и туда можно было переезжать с младенцем, выставили квартиру на продажу за 68 тысяч, через две недели снизила до 65. Еще через месяц — до 60 тысяч долларов, и сразу же продали. То есть за три года рыночная цена квартиры упала ровно на 40 тысяч долларов.
Конечно, денег жалко. Но выбора, когда продавать, когда покупать, у меня не было — он есть только у людей, имеющих на руках «живые» деньги и просчитывающих, куда и как выгодно их вложить. Мы же продавали «двушку» «на дне» цен — но и купили «трешку» также «на дне», по 880 долларов за квадратный метр.

Юрий, купил 43-метровую хрущевку за 70 тысяч

— Мы с женой жили в хорошем блоке в общежитии, мне его выделили от работы. Старались откладывать на квартиру, но получалось медленно, — рассказывает Юрий. — В конце 2014-го получили наследство — 50 тысяч долларов. Этих денег на тот момент могло хватить разве что на «однушку». Но мы рассчитывали на пополнение в семье, поэтому стали искать двухкомнатную. Хотели именно возле метро. Изучили все, что было.

В марте 2015-го остановили выбор на 43-метровой чистенькой «двушке» в кирпичной хрущевке, пережившей капремонт, в доме возле метро «Грушевка». Квартира требовала минимальных вложений. Обошлась она в 70 тысяч долларов. Не хватало — одолжили у родителей.

С долгами мы уже рассчитались, сделали символический косметический ремонт, поменяли кухню.

Конечно, мы видели, как потом падали цены и такие же квартиры продавались по 45 тысяч долларов. Вроде переплатили 25 тысяч. Вроде, если бы еще годик-полтора подождали, могли бы купить «трешку». Но — уже как есть. Квартира маленькая, но нам, в сущности, этих метров хватает, продавать ее мы решимся лет через десять. А какие цены будут через 10 лет, никто не предскажет.

Игорь, который инвестировал в квартиру, и — удачно

В 2010 году мы решили построить «однушку» на проспекте Дзержинского, для сына, который как раз оканчивал университет. Вступили в долевое строительство в конце 2010-го. Метр тогда стоил 1300 долларов, причем ценник у коммерческих застройщиков везде был примерно одинаковый. Но договор застройщик заключал в белорусских рублях: 30% стоимости оплачиваешь сразу, остальное с рассрочкой на 12 месяцев равными частями. Цены, помните, в 2011-м как скакали? Мы до сих пор не можем посчитать, во что обошлась та 40-метровая «однушка», потому что на каждый взнос меняли валюту уже по новому курсу. Кажется, отдали в итоге 45 тысяч долларов. Дом сдали с задержкой на год, в начале 2013-го. К этому времени сын уже доучился и уехал работать в Москву. Мы за два месяца сделали символический ремонт, тысяч за 5, и стали эту квартиру сдавать по 350 долларов. Сдавали полтора года, то есть ремонт «отбили». Потом сын заявил, что планирует оставаться в России и покупать квартиру в Москве. Мы эту «однушку» выставили на продажу в августе 2014-го за 82 тысячи, продали за 78 тысяч долларов. Дом наш почему-то облюбовали иностранцы, квартиру купил какой-то казах для сына, который поступил в БГУ.

И тут у нашего сына случилась любовь в Минске. Он начал говорить, что, наверное, вернется из Москвы, что будет искать работу в Минске, а деньги пусть пока в банке полежат. Потому что, если будет семья, то нужна «трешка».
В общем, в начале 2016-го мы узнали, что будет внук и что он наконец женится и переезжает в Минск. Как раз рядом с тем домом, где мы продали квартиру, строился новый. Мы присмотрели 69-метровую «трешку», купили ее за 76 тысяч. «Трешка» с бетонными стенами, но у молодых были деньги на ремонт и свои пожелания, так что мы не вмешивались. Недавно они заселились.
Получается, мы не собирались что-то выигрывать на пиках или спадах, нам просто повезло: вложив в 2010—2011 годах 45 тысяч долларов, мы «сделали» за шесть лет для сына трехкомнатную квартиру возле метро. Сейчас ее цена как минимум 90 тысяч, считай, «заработали» 45 тысяч.

Читайте также

«Больно мне, больно!»: певец Вадим Казаченко ведет с женой войну за дом на Рублевке

В Минске вторую неделю наблюдается ажиотажный спрос на квартиры небольшого метража

Необычная новостройка на Победителей, 133: с частным домом на крыше и ТС от застройщика

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here