Российский бизнесмен просит Лукашенко национализировать отель на Зыбицкой. Что произошло?

0
16

С апреля на улице Зыбицкой в центре Минска работает гостиница Mercure — первый в Беларуси отель французского оператора Accor. Но мало кто подозревает, что по поводу этого проекта разгорелись нешуточные споры. Российский совладелец гостиницы обвинил белорусских партнеров в рейдерстве и предложил Александру Лукашенко забрать объект в собственность. Белорусские же партнеры называют действия российского бизнесмена мошенническими и говорят, что он обманул их, а сейчас хочет обмануть уже государство, отдав ему не гостиницу, а почти 17 миллионов долларов своих долгов. Что произошло и что может быть с отелем в центре Минска дальше — в материале.



Коротко, о чем тут пойдет речь

  • Российский бизнесмен Иван Дрозд с 2013 года строил на Зыбицкой многофункциональный комплекс с гостиницей Mercure в партнерстве с белорусским бизнесменом Алексеем Вагановым. Но отношения между ними испортились, а на достройку и открытие отеля не хватало 2,9 млн долларов.
  • В 2017 году Дрозд нашел новых партнеров — бизнесменов братьев Онищенко. Они подписали Концепцию, согласно которой структуры Онищенко должны купить за 2,9 млн долларов 33% компании-застройщика отеля «Славичи» под залог 758,5 квадратного метра площадей.
  • Далее стороны заключили договоры долевого строительства помещений в здании комплекса (на 600 тысяч долларов) и договоры поставки стройматериалов (на 600 тысяч долларов). Структуры Онищенко оплатили это «Славичам» в полном объеме, и этих денег хватило, чтобы открыть отель. Дрозд называет эти договоры фиктивными и нужными лишь для перевода средств в качестве аванса за покупку доли. Онищенко же называет их реальными и говорит, что никаких мнимых договоров он не заключал. Реальность этих договоров также подтвердил суд.
  • Помещения были оформлены в собственность на купившие их компании Онищенко. Дрозд утверждает, что это произошло путем обмана без его разрешения и по заниженной цене. Ведь он был уверен, что на основании Концепции они заключат соглашение, в котором пропишут, что эти площади — залоговые. Но Онищенко это отрицает и говорит, что цена была рыночной и российский бизнесмен лично давал согласие на переход права собственности. Кроме того, стороны подписали документ, согласно которому Дрозд мог выкупить эти площади обратно. А ни о каком соглашении на основании Концепции не было и речи.
  • Онищенко также говорит, что он не получил по договору поставки от Дрозда ни товара, ни денег. Дрозд же считает, что деньги за поставку должны были зачесться в будущем в счет покупки 33% акций.
  • В итоге Онищенко выиграл суды, которые обязывают Дрозда вернуть деньги за поставку, а Дрозд проиграл суды, в которых пытался признать вышеперечисленные договоры недействительными.
  • До продажи 33% акций дело не дошло, но Дрозд сумел открыть гостиницу. Однако из-за того, что он не вернул деньги за поставку товара, счета компании блокируются. Он уверен, что его бизнес хотят захватить, обманно завладев помещениями, а сейчас блокируют работу компании, взыскивая деньги по фиктивным договорам.
  • Онищенко же отвечает, что Дрозд его не только обманул с договором поставки на 600 тысяч долларов, но и незаконно исключил из состава учредителей «Славичей», не вернув еще почти 200 тысяч долларов. Кроме того, КГК выявил у структуры Дрозда неуплату налогов. Онищенко говорит, что хочет просто вернуть свои деньги, даже без начисленных пеней.
  • Но недавно Дрозд написал письмо на имя Лукашенко в котором просит забрать отель в госсобственность. Онищенко же считает, что так Дрозд хочет просто «соскочить» и не платить по долгам, потому что должен не только ему, но и Беларусбанку. По его данным, долги Дрозда составляют почти 17 млн долларов.

Так выглядит история в самых общих чертах. Ниже — все в подробностях и в хронологии от лица двух сторон конфликта.

Версия Дрозда. «Это полнейший беспредел и откровенное рейдерство»

Часть 1. Нехватка денег и Концепция

Отель Mercure на Зыбицкой строился с 2013 года компанией «Славичи». На тот момент 66,5% этой фирмы принадлежало российской компании «Дигма-актив Групп» Ивана Дрозда, 33% — белорусской «Лада ОМС-Инжиниринг» Алексея Ваганова, 0,5% — нанятому директору «Славичей». Но со временем отношения между основными партнерами испортились. Дрозд утверждает, что Ваганов не вложил в проект деньги.

В 2017 году у «Славичей» деньги кончились, а отель надо было достраивать. Для завершения стройки и открытия гостиницы требовалось 2,9 миллиона долларов, которые можно было получить в банке. Но Ваганов отказался подписать договор с банком, говорит Дрозд. Тем самым он блокировал работу «Славичей» и ставил предприятие на путь банкротства, утверждает бизнесмен. Поэтому Дрозд решил добиваться выхода партнера через суд. Он полагал, что решение суда будет для него положительным и под его контролем окажется 99,5% акций компании. Поэтому Дрозд принял решение привлечь в проект новых партнеров.

Он обратился к крупным минским девелоперам — братьям Игорю Онищенко (акционер компании «Белтяжмаш») и Александру Онищенко (акционер компании «Белреконструкция»). Они провели переговоры и в октябре 2017 года подписали «Концепцию соглашения сторон о партнерстве». Согласно прописанным в ней основным условиям, новый партнер за 2,9 млн долларов приобретет 33% акций в «Славичах» и 2/3 доли «Дигмы» в «Лада-ОМС Инжиниринг». Сделка осуществляется под залог офисных площадей в здании отеля сроком на два года.

По словам Дрозда, в Концепции речь шла именно о тех 33% акций, которых вскоре по суду должен был лишиться Ваганов. А залог помещений нужен был для того, чтобы партнер мог перевести часть денег раньше, чем получит акции, ведь отель надо было срочно вводить в эксплуатацию.

На основании Концепции стороны договорились подписать само соглашение о партнерстве, говорит российский бизнесмен. Но, по его словам, исполнять договоренности они начали параллельно: готовить соглашение сторон и финансировать проект.

— Реализация Концепции осуществлялась путем заключения мнимых и притворных сделок. Но основным ее условием было то, что она рассматривалась не иначе как инвестиционный заем.

Первые 600 тысяч долларов в октябре «Славичи» получили по договорам долевого строительства помещений на втором этаже комплекса площадью около 380 «квадратов». Дольщиками стали компании «Белтяжмаш» и «Белреконструкция».

— При обсуждении стоимости я говорил: давайте поставим коммерческую цену помещений — 3500 долларов или условную в один доллар за квадратный метр. Но они предлагали по 1600 — и мы поставили. Ведь на тот момент эти площади воспринимались мной как залоговые и их стоимость для меня была несущественна, потому что они все равно подлежали обратному выкупу. А по соглашению, которое готовилось к подписанию, эти площади были собственностью «Славичей».

— Но в договоре долевого строительства черным по белому прописано, что после ввода здания застройщик должен передать дольщику помещения в собственность. Как же тогда они могли быть залоговыми?

— В соглашении сторон должно было быть написано, что при передаче этих помещений в справке указывается, что площади находятся в залоге до определенного момента.

Вторые 600 тысяч долларов «Славичи» получили по договорам поставки строительных и отделочных материалов. По словам Дрозда, это были мнимые сделки для перевода необходимой суммы. Мол, никто никому ничего поставлять и не должен был.

В итоге «Славичи» получили 1,2 млн долларов, которых хватило для сдачи отеля в эксплуатацию в декабре 2017 года. Кроме того, «Белтяжмаш» за 178 тысяч долларов купил 5% акций «Славичей». Также Игорь и Александр Онищенко приобрели по 11% акций российской «Дигмы» за 2,2 тысячи российских рублей.

Часть 2. Переход помещений и суды

Настал 2018 год. Для запуска гостиницы надо было еще 1,7 миллиона долларов от партнеров, говорит бизнесмен. По его словам, месяц простоя отеля стоил 150 тысяч долларов и чем быстрее бы открылась гостиница, тем всем было бы выгоднее.

Но Онищенко опасались, что по суду Ваганов не выйдет из «Славичей», говорит Дрозд. Поэтому он предложил им другие гарантии для привлечения средств (залог новых площадей или акций российской «Дигмы»). Однако, по словам бизнесмена, они захотели получить в собственность помещения, оплаченные по договору долевого строительства. А он готов был это сделать только после того, как на основании Концепции будет подписано соглашение.

— Ведь в соглашении должно было быть прописано, что площади передаются в залог, а договоры поставки — это мнимая сделка. Это все как аванс для покупки доли в предприятии.

Но новые партнеры предложили оставить в проекте Ваганова, но не с 33%, а с 15%, говорит Дрозд. Мол, деньги будут выделены только при этом условии. Дрозд утверждает, что согласился и начал ждать, пока партнеры подпишут соглашение. А потом ему позвонил его представитель в Минске и сказал, что оно всеми подписано, осталось только поставить его подпись.

— И в этот же момент он дал команду директору подписать акты приемки передачи помещений по договорам долевого строительства.

Через некоторое время Онищенко и Ваганов предложили Дрозду отдать контрольный пакет в «Славичах», иначе дальнейшее финансирование открыто не будет, говорит он. Это возмутило бизнесмена.

— Ваганов не вложил ни копейки в проект, а братья Онищенко стали мелкими дольщиками путем обмана. И они заявляют о контрольном пакете предприятия. Исключительная наглость.

В итоге Дрозд исключил «Белтяжмаш» из «Славичей» (оказывается, так можно, ниже объясним почему) и решил получить кредит в банке. Но получил он иски на возврат денег по договорам поставки от «Белтяжмаша» и «Белреконструкции».

— Я говорю: а как же цивилизованный развод? А он отвечает: сначала верните деньги по поставке. Я говорю — а если я вам верну это, а вы не откажетесь от площадей, что тогда? Денег-то у меня нет. Я в Москве деньги занял, в Минске занял, а вы мне руки выкручиваете.

В итоге «Славичи» обратились в суд с иском о признании недействительными договоров долевого строительства и поставки на основании того, что при их подписании директор «Славичей» превысил полномочия. Ведь по уставу без решения общего собрания он не имел права подписывать сделки на сумму более 10 тысяч евро. Но дела были проиграны.

— На заседание они принесли подписанную Концепцию, и суд посчитал, что, подписав ее, я косвенно давал согласие на сделки.

Апелляция и кассация тоже были проиграны. Кроме того, «Белреконструкция» и «Белтяжмаш» подали иски на взыскание денег за ремонт, который они сделали в полученных помещениях. Дело в том, что по договору долевого строительства помещения должны были быть переданы с отделкой, а передались без нее.

— Это лишний раз подтверждает: эти площади не готовились к продаже, а должны были быть собственностью «Славичей».

Суды эти иски «Белтяжмаша» и «Белреконструкции» тоже удовлетворили. Это была уже зима-весна 2019 года.

Часть 3. Открытие гостиницы и обвинения в рейдерстве

В это же время структура «ЛадаОМС» Ваганова вышла из «Славичей» и «Дигма» Дрозда получила там 99,5%. А в феврале 2019-го он предложил Онищенко продолжить сотрудничество «даже на лучших условиях».

— Но тот отказал, пока не будут возвращены деньги. При этом площади, полученные путем обмана, возвращать не собирался.

Потом «Дигма» продала свою долю в «Славичах» другой российской компании Дрозда, что позволило получить кредит на 3,5 миллиона долларов и в апреле открыть отель. Но из-за долгов по договорам поставки счета «Славичей» арестованы и платить работникам зарплату невозможно, говорит Дрозд.

— Я говорю Онищенко: отель работает здорово, показывает лучшую динамику по группе Accor в СНГ, я вам отпишу хоть 49%, только разблокируйте счета. А он говорит: сначала деньги. И эта вакханалия длится третий месяц. Отель работает, денег полно, но счета закрыты. Потому мы полагаем, что деятельность «Белтяжмаша» и «Белреконструкции» направлена не на взыскание задолженности, а на доведение организации до банкротства путем полного блокирования работы и завладения контрольным пакетом.

Теперь же «Славичи» подали иск о признании Концепции мнимой сделкой, за которой по сути скрывался инвестиционный заём, говорит Дрозд. Кроме того, он написал обращение на имя президента и в правительство, а также письма в Генпрокуратуру, КГБ, Администрацию президента, Мингорисполком и МИД. Помимо изложения проблем, Дрозд предлагает Александру Лукашенко национализировать гостиницу.

— У меня там 13,5 миллиона долларов. У меня было ощущение, что кто-то одумается и не допустит этого, так как это же полнейший беспредел и откровенное рейдерство. Они написали на меня жалобы в ДФР, милицию, прокуратуру. Открыли против меня административные дела по каким-то надуманным оскорблениям. Поэтому передача отеля государству — это взвешенный шаг. Пусть отель принадлежит государству, но только не каким-то подонкам.

Версия Онищенко. «Дрозд — худший пример российских бизнесменов»

Часть 1. Смысл договоров и суть Концепции

Версия акционера «Белтяжмаша» Игоря Онищенко кардинально отличается от версии российского бизнесмена. Он говорит, что, подписывая Концепцию, ни о каких мнимых сделках с Дроздом не договаривался.

— Да, у них было много предложений, как перечислить деньги, но мы с самого начала говорили, что мы совершаем только юридически значимые и законные действия.

Во-первых, договор долевого строительства подразумевал именно переход помещений в собственность «Белтяжмаша» и «Белреконструкции», говорит бизнесмен. Более того, цена в 1600 долларов за метр на втором этаже — вовсе не заниженная.

— По 3500 долларов он только на первом этаже продавал пару помещений, поэтому 1600 — цена более чем рыночная. К тому же он и по 600−800 долларов продавал площади. Плюс мы покупали помещения на этапе, пока здание не было введено в эксплуатацию.

Во-вторых, договор поставки подразумевал собой не что иное, как поставку товара, говорит Онищенко. По его словам, Дрозд сказал, что у него останутся стройматериалы и он продаст их дешевле.

— Он говорил, что у него закуплены большие объемы, показывал договоры. Говорил, как только введет объект — сразу передаст. А стройматериалы нам нужны — у нас ведь полно своих объектов.

В обоснование реальности этих сделок Онищенко показывает письма «Славичей», где они сначала сообщают о готовности товара к отгрузке, потом — о предновогодней задержке товара у поставщика.

В-третьих, в Концепции речь не шла именно о тех 33%, которые были у Ваганова, говорит Онищенко. Речь шла просто о 33% и о мирном разводе Дрозда и Ваганова.

В-четвертых, никакое соглашение на основании Концепции стороны принимать не планировали, говорит бизнесмен.

— Он сам говорил: в Концепции же все расписано. Она рассматривалась как окончательный вариант, согласно которому мы действовали.

В-пятых, никаких предложений, кроме как снять арест со счетов, от Дрозда не поступало, говорит бизнесмен.

Часть 2. Оформление помещений и исключение из «Славичей»

Онищенко подтверждает: поначалу две стороны исполняли свои обязательства, но потом начались проблемы.

Так, «Славичи» не поставили стройматериалы даже спустя месяц после сдачи гостиницы в эксплуатацию, говорит бизнесмен. Поэтому стороны заключили допсоглашение к договору, согласно которому «Славичи» должны вернуть деньги за товар примерно через три месяца. Штрафные санкции до этого момента договорились не налагать.

А потом выяснилось, что ни о каком мирном разводе Дрозда с Вагановым речи не идет.

— Дрозд сказал, что ему надо, чтобы в проекте не было Ваганова. Но без нас он не мог этого сделать. Я сказал, что я не буду поддерживать его незаконные действия против Алексея Васильевича.

— Предлагали ли, чтобы контрольный пакет был у вас и Ваганова?

— У нас не было такого предложения. Мы не рассматриваем себя и Ваганова вместе.

Когда же настал момент передачи помещений по договору долевого строительства, Дрозд отказался подписывать акты приемки-передачи. «Мы написали претензию и сказали, что пойдем в суд, но все же он оформил помещения», — говорит Онищенко.

— Но Дрозд утверждает, что его обманул его представитель, поэтому он подписал.

— Это чистое вранье. Дрозд сам здесь сидел и сказал: "Я оформляю помещения". А не хотел он потому, что, видимо, хотел продать их дальше по второму кругу. Я не знаю, сколько у него таких дольщиков, которым он до сих пор и деньги не возвращает, и помещения не отдает.

К тому же в дни передачи помещений стороны заключили соглашение о том, что «Славичи» имеют первоочередное право на выкуп этих площадей и могут это сделать, уплатив проценты.

— Мы готовы были вернуть эти помещения, потому что они не были для нас очень ценными. Мы к этому очень спокойно относились.

В марте 2018 года «Белтяжмаш» был исключен из состава учредителей «Славичей», где он имел 5%. По словам Онищенко, об этом они случайно узнали через несколько месяцев и подали иск, чтобы признать решение незаконным. Ведь они даже не знали об общем собрании участников «Славичей», на котором их исключили, говорит он. Но в суде произошел такой момент:

Согласно выписке из протокола собрания, «Белтяжмаш» исключили из состава «Славичей» потому, что он не выполнил обязательства по договору купли-продажи 5% акций. Как это получилось?

— По договору о купле-продаже доли Дрозд просил не перечислять всю сумму, чтобы у него был резерв. Мы недоперечислили около 10 тысяч долларов, и на основании этого он нас и исключил.

Однако суд отказал в удовлетворении иска «Белтяжмашу» потому, что срок исковой давности в 60 дней по этому делу уже пропущен. Параллельно «Белтяжмаш» подал в суд на российскую «Дигму», у которой они купили долю, чтобы вернуть деньги.

— Решение есть, но ничего так и не выплачено, потому что у «Дигмы» уже ничего нет. У них была доля в «Славичах», которую они продали другой российской компании Дрозда — «Усадьба-Сервис», где он и учредитель, и директор. А «Дигма» по российским реестрам должна налоговой.

Часть 3. Неуплата налогов и невозврат долгов

Сейчас в общей сложности без пеней и штрафов «Славичи» должны структурам Онищенко около 800 тысяч долларов (деньги по договорам поставки и деньги за долю в 5%), говорит бизнесмен. Но даже с судебным решением на руках взыскать деньги проблематично, потому что, несмотря на исполнительное производство, деньги свободно двигаются по счетам компании Дрозда. К тому же, говорит Онищенко, при открытом исполнительном производстве «Славичам» позволяли открывать новые счета.

— По словам судебного исполнителя, на счетах «Славичей» было достаточно средств. Но как нам из этого ничего не пришло? Как на них не были наложены аресты?

Арестовать помещения «Славичей» долгое время не удавалось. «Дрозд все помещения продал на российскую фирму „КМД“ и зарегистрировал в БРТИ, чтобы на них невозможно было наложить арест», — говорит бизнесмен.

Ситуацию предложил разрешить гендиректор французской сети Accor по юго-восточной Европе Алексис Деларофф, говорит бизнесмен. Он предложил следующую схему: Дрозд гасит 450 тысяч долларов структурам Онищенко, они снимают арест со счетов, а «Славичи» в течение полугода возвращают остальные 150 тысяч. По 200 тысячам долларов стороны же разбираются позже.

— Мы согласились на это предложение, несмотря на то, что не получаем никаких штрафных санкций и не решаем вопрос с 200 тысячами за 5% акций. Однако это соглашение не устроило Дрозда. В итоге господин Деларофф прислал письмо, что они выходят из этого процесса.

— Но ведь Дрозд, наоборот, жалуется на то, что ему стало невозможно работать и он хочет отдать отель государству.

— Когда мы входили в проект, у него было более 12 миллионов долларов кредита и около 4 миллионов от дольщиков, включая нас. А потом он еще 5 миллионов долларов взял в кредит и частично вывел на Кипр. Теперь у него около 17 миллионов долларов долга перед банком и белорусскими компаниями и он говорит государству: я вам дарю отель. А долги? Долги хочет повесить на государство и спрыгнуть? Это просто очередной мошеннический шаг. Это цинизм. Дрозд — самый худший пример российских бизнесменов.

***

Кроме того, с нами связалась компания «Полесьежилстрой», которая была субподрядчиком на строительстве комплекса с гостиницей на Зыбицкой. Там рассказали, что они не получили от генподрядчика почти 800 тысяч долларов. По их словам, контроль расчетов от генподрядчика осуществлял Дрозд, «а кредитные деньги Беларусбанка выведены мошенническим путем в Россию». Но об этом и о видении ситуации экс-партнером Дрозда Алексеем Вагановым — позже.

Читайте также

Минобороны: новый «закон об отсрочках» коснется и поступивших в этом году — уже в осенний призыв

Лукашенко обсудил с Гуцериевым калийные перспективы: «У нас будет возможность диктовать условия»

СК закрыл уголовные дела Ситника, связанные с двойными продажами ФОКа в столичной Малиновке

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here