Модная арабская революция: как женщины повлияли на моду Востока

0
93

За последние сто лет глобализация превратила многообразный и мультикультурный мир в относительно универсальный: если двести лет назад собственный костюм был не только у каждого народа, но порой и в каждом отдельно взятом регионе, то теперь эти различия сгладились. Мы уже рассказывали о еврейском костюме, следующая история — о мусульманской одежде и моде.

Сила в скромности

Как и у евреев-ортодоксов, у правоверных мусульман дресс-код определяют прежде всего религиозные нормы. Их общие предписания в основном определяются категорией скромности и тем, какие части тела и насколько можно открывать окружающим. По общему правилу, скрывать следует аврат — предписанные религиозным законом (шариатом) части тела: мужчины — живот и ноги от пупка до колен, женщины — все тело, кроме овала лица и кистей рук. Только махрам (близкие родственники, с которыми невозможно заключение брака, — братья, отцы, сыновья) могут видеть женщину в менее плотно задрапированном виде.

Что характерно, Коран, как и Тора у евреев и Библия у христиан, не содержит жестких предписаний относительно аврата и вообще формы одежды, ограничиваясь предписанием женщинам удлинять одежды и закрывать грудь от мужчин, а мужчинам — «усмирять свои взоры». Дальнейшая детализация требований к одежде — дело уполномоченных толкователей Корана, муфтиев и кади, а также приложение общих тезисов священной книги к местным обычаям и условиям жизни мусульман конкретной страны и региона.

Мусульманским мужчинам, в отличие от еврейских, позволительно обнажать стопы и голени (закрывать следует ноги только выше колен), поэтому в некоторых регионах — там, где позволяет климат, они носят сандалии и короткие штаны. Последние, кстати, как и вообще укороченная мужская одежда, считается признаком смирения перед Аллахом; а длинные одеяния (то есть богатые, поскольку на них уходит больше ткани) — признак кичливости. Также у правоверных мусульман не принято чрезмерно украшать одежду. Женщины, напротив, носят длинную одежду (во всяком случае, верхнее платье должно закрывать бедра) и туфли, закрывающие пальцы ног.

Региональные и национальные различия особенно ярко проявляются в головных уборах. Это самая, пожалуй, броская и характерная деталь костюма, поэтому часто именно по головному убору можно определить, к какой общине и народности принадлежит его обладатель. Так, в Саудовской Аравии, Иордании и других регионах Ближнего Востока мужчины покрывают голову куфией (особым покрывалом), которую удерживает на голове двойной толстый шнур (икаль), названный по имени города Эль-Куфа, где зародился обычай ее носить.

В Иордании куфия и икаль не просто национальный костюм — это, в частности, неотъемлемая часть военной формы. Иорданские солдаты и офицеры закрепляют на икале кокарды, как это обычно делают на фуражках или кепи. В Омане куфию заматывают на манер тюрбана. Саудовские арабы носят белые куфии, иорданцы и египтяне — с вытканным контрастным узором (черным или красным), йеменцы — пестрые.

Мусульмане — представители тюркских народов (турки, татары, азербайджанцы) — носят небольшие шапочки, однотонные или украшенные вышивкой. У азербайджанцев такая шапочка, непременно на однотонной подкладке, называется арахчын, у татар — тубэтэй (расшитая золотой нитью шапка в форме усеченного у самого основания конуса), у турок — феска или тарбуш (темно-малинового цвета, формой похожая на тубэтэй, но выше и без украшений, кроме длинной черной кисти).

Особое значение для мусульман имеет чалма — длинная полоса ткани, которую обматывают вокруг головы. Носят ее только верующие, совершившие хадж (паломничество) в Мекку, к месту рождения пророка Мухаммеда. В паломничество мусульмане надевают ихрам — одеяние из двух белых несшитых полотнищ ткани (у женщин тоже есть особое одеяние для хаджа, более закрытое).

Модные и благочестивые

Когда речь идет о мусульманских женщинах, все кажется несколько более очевидным — хотя бы потому, что большинство мусульман, живущих в больших европейских городах, предпочитают носить европейскую одежду, а своим дочерям и женам предписывают одеваться в традиционное платье. Самый привычный наряд мусульманки, к которому уже привыкли жители Москвы и других российских городов, — хиджаб, или абайя. Это особым образом повязанные головные платки, оставляющие открытым лицо, но закрывающие волосы, а также длинное платье, закрывающее шею, руки до кистей и ноги до пят.

Более скромное одеяние — чадра (или чаршаф у турчанок): абайя с накидкой, которая может закрывать нижнюю часть лица или оставлять его открытым. Никаб закрывает и нижнюю часть лица, и фигуру от плеч — так, что невозможно различить линии груди и талии. Наконец, бурка, или паранджа, полностью закрывает женщину с головы до ног, как чехол, а для обзора остается лишь забранное темной сеткой «окошко».

Никаб и паранджу чаще всего носят женщины в тех странах, где законы шариата признаны в качестве государственных, прежде всего — в Саудовской Аравии. Мусульманки в европейских странах предпочитают почти символический, в сравнении с никабом, хиджаб светлых и даже ярких оттенков.

Некоторые прогрессивные девушки носят традиционный платок, а вместо платья в пол или длинной юбки и удлиненной блузы или кафтана надевают брюки или джинсы, а поверх них — сравнительно короткие платья или туники (однако обязательно закрывающие бедра и с длинными рукавами).

В гареме и вне его

Строго говоря, гаремов в понимании сказок «Тысячи и одной ночи» благочестивые современные мусульмане себе не позволяют. Верующий по закону шариата может заключить законный брак не более чем с четырьмя женщинами. Однако этим правом пользуются далеко не все: каждая из законных жен имеет право на равное содержание от мужа, его интимное внимание, подарки и заботу, поэтому многоженство обходится дорого.

Но даже если жена у главы семьи только одна, женская половина дома, скорее всего, будет довольно многолюдной. Там проживают все женщины семейства, от крошечных внучек до престарелых прабабушек, а также маленькие мальчики, чей нежный возраст позволяет им жить в окружении сестер, теток и женской прислуги. Не носить закрытую одежду можно дома в присутствии мужчин-близких родственников. Эти закрытые от посторонних глаз «оазисы» позволяют женщинам встречаться с родственницами и подругами и демонстировать им свою страсть к моде и трендовым европейским вещам, в том числе и не отвечающим нормам шариата о поведении во «внешнем мире».

Каждый праздник, памятная дата и даже выздоровление члена семьи после болезни становится поводом для закрытой вечеринки родственников, во время которой арабские девушки (многие из них образованы, знают иностранные языки, водят машину — теперь это разрешено даже в Саудовской Аравии) демонстрируют новые платья и даже комбинезоны из коллекций ведущих модных домов, аксессуары, сумки и, конечно, драгоценности: если на публике мусульмане должны демонстрировать скромность, то дома можно блеснуть бриллиантами и изумрудами.

Согласно отчету State Of The Global Islamic Economy Report, в 2014 году на товары fashion-сегмента мусульмане потратили 230 миллиардов долларов. Эта цифра последовательно росла в 2015—2017 годах, а к 2020 году ожидается, что эта статья расходов приблизится к 330 миллиардам долларов, что составит около четверти мирового потребления: именно последователи ислама сейчас — самая «молодая» часть человечества, и их покупательская активность будет только расти.

Но социологи отмечают, что многие молодые мусульмане делают покупки, соответствующие их религиозным воззрениям (например, спортивный хиджаб и купальные костюмы-буркини), и производители одежды не могут не учитывать этого факта.

Особенности мусульманской одежды — как мужской, так и женской — и растущий потребительский спрос молодых последователей ислама вдохновляют совершенно внерелигиозных дизайнеров и крупные масс-маркетные концерны — как европейские, так и азиатские. Известные модные дома, такие как Dolce & Gabbana, представляют коллекции ярких нарядов, которые можно носить как хиджаб, а можно и просто носить — без исламских коннотаций. Туники и длинные широкие юбки продаются в масс-маркетных магазинах вроде Uniqlo, Marks & Spencer, Mango и покупают их там не только мусульманки. Nike с успехом запустил линию спортивных хиджабов.

Мода в песках

Стремление женщин красиво одеваться — хотя бы для самих себя и близких подруг (и, разумеется, мужа — при нем можно обнажить запретные части тела) — привело к тому, что даже в самых строгих по части нравственности арабских странах стали проводиться недели моды. Влиятельные fashionista арабского Ближнего Востока создали Arab Fashion Council, который пять лет назад провел первую Неделю моды в Дубае.

Усилиями чрезвычайно влиятельной в арабском мире принцессы Нуры бинт Фейсал Аль Сауд (почетного президента Arab Fashion Council) и благодаря тому, что к власти в Саудовской Аравии в 2017 году пришел прогрессивный монарх принц Мухаммед ибн Салман Аль Сауд, это начинание распространилось и на Саудовскую Аравию.

Надо сказать, что Нура бинт Фейсал Аль Сауд, хотя и носит звание «почетного президента», в саудовском бизнесе и моде отнюдь не «свадебная генеральша». У нее очень серьезное и специфическое бизнес-образование: она закончила университет Риккио в Токио, имеет степень в MBA в области международного бизнеса с ориентацией на Японию. Принцесса — ассоциированный член Saudi Fast Growth 100, свободно говорит на английском, французском и японском языках и одевается с большим вкусом даже в тех случаях, когда появляется на публике (то есть с учетом всех требований шариата).

Весной 2018 года в Эр-Рияде прошла первая в стране Неделя моды. Наряду с модельерами и модными домами, работающими в рамках исламской традиции (например, домом Firdaws, основанным супругой Рамзана Кадырова), на Arab Fashion Week, свои коллекции представили и бренды, одежду которых сложно назвать по-мусульмански скромной.

Среди хедлайнеров мероприятия в Эр-Рияде, собравшего полторы тысячи гостей (мужчины на показы не допускались), были модельеры Роберто Кавалли (традиционно любимый на Ближнем Востоке благодаря своей ориентальной пышности), итальянец Антонио Маррас, Жан-Поль Готье и бренд Marchesa.

До недавнего времени это был один из самых популярных на Западе брендов вечерних платьев, но в последнее время его положение пошатнулось: марку возглавляет бывшая жена Харви Ванштейна Джорджина Чапман, и на волне сексуального скандала клиентура бренда поредела; легко понять желание компании восстановить положение за счет богатых арабок.

Кроме того, коллекции показали собственно саудовские модельеры и их коллеги из Ливана, Китая, Индонезии, ОАЭ, Польши. Приехала даже российская модельер Надежда Юсупова со своей именной маркой свадебных нарядов. В отличие от европейских недель моды, на показы которой допускаются все желающие, которым удалось заполучить пригласительный билет, на Arab Fashion Week в зрительный зал пригласили только женщин. Таким образом, организаторы создали атмосферу гигантской «домашней вечеринки», где зрительницы одевались не в абайи и никабы, на на свой собственный вкус: на других посмотреть и себя показать.

Единственным ограничением для участниц этого «пиршества моды» стал запрет на селфи: Саудовская Аравия смягчает свои нравственные требования, но к арабкам без абайи в соцсетях по-прежнему не готова.

Надо отметить, что коллекции, навеянные исламской одеждой, шьют и для мужчин — такой опыт был, например, у российского дизайнера Кирилла Гасилина и француза Кристофа Лемера. Гасилин вдохновлялся одеждой татар, а Лемер — пожилых алжирцев из района Бельвиль. Модные блогеры — и мусульмане, и христиане, и атеисты — используют элементы исламского костюма, прежде всего головные уборы, чтобы привлечь к себе внимание и продемонстрировать кто экстравагантность, кто приверженность традициям.

Конечно, в истории современной моды не обходилось и без провокаций вроде легендарного показа Хуссейна Чалаяна 1998 года, когда модели ходили по подиуму в коротких никабах с обнаженными ногами. Однако в основном к мусульманским традициям дизайнеры относятся тактично и с уважением.

.rb_102301{ display: none; }

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here